...Случилось так, что осенью я попал в палату №6 городской больницы (это не фигура речи, а печальная быль), где долгими бессонными ночами, под шум дождя вспоминал товарищей, с которыми мне довелось работать в теперь уже далекие 60-е годы, живущих в других городах - совет ветеранов НИИАРа старается поддерживать с ними связь. Вспомнил и о живущем в Ульяновске Виталии Аркадьевиче Назаркине, чей материал публикуется на этой странице. Он написал свои воспоминания в 2016 году – к юбилею института. И хоть с того времени кое-что изменилось – книга об истории НИИАРа, созданная группой под руководством известного ученого Евгения Петровича Клочкова, все же вышла, правда, уже после торжественных мероприятий в шесть 60-летия института – проблема в этих заметках обозначена верно. На мой взгляд, этот материал касается всех трудовых коллективов города. Конечно, Назаркин пишет про НИИАР, но если вместо «НИИАР» вставим «ДААЗ», «Химмаш», «Ковротекс» и т.д. – актуальность сохранится. Книга «НИИАРу – 60: люди, годы, свершения», вышедшая в 2016 году, видимо, не дошла до Виталия Аркадьевича Назаркина. Мы исправим это упущение...

Петр СУРЦЕВ, Димитровград, совет ветеранов НИИАРа

нииар 

Общеизвестно, что осязаемая память о людях и их деяниях сохраняется в зданиях, сооружениях, машинах, научных трудах, произведениях искусства. Овеществленные плоды разума сразу становятся памятниками их создателям. Одни – на века, другие – ненадолго. Другая вещественная разновидность памяти о прошлом – музеи. Осененные мыслью о вечном, потомки созидателей начинают собирать, изучать, экспонировать все свидетельства прошлого, интересные, по их мысли, для современников последующих поколений. Наконец, существует документальная память в виде архивных, кино-, фото, аудиодокументов, а также воспоминаний, дневников свидетелей прошлого. Средоточием, выборкой из моря, нередко – рассеянной, бессистемной, информации о прошлом ранее были летописи, а сегодня – книги. О самом значимом, о прошлом предприятий, большого коллектива, издания которых приурочивают, обычно к юбилейным датам – к 50-летию и к каждому последующему 10 - 25-летию, когда есть о чем и о ком вспомнить...

Наш НИИАР в 2016 году отметил 60-летие со дня учреждения, то есть институт уже давно перешагнул первый временной рубеж, когда было уместно оглянуться назад, тем более что и к 50-летию было что рассмотреть и о нем могли рассказать современники того славного времени, в большинстве своем еще бывшие с нами.

Увы, 10 лет назад в полувековой юбилей ограничились, что запомнилось более всего, выпуском большого настенного календаря с сотней микрофотографий людей из числа первых двух-трех десятилетий существования института. Разумеется, много и прежде всего говорили о научно-технических достижениях коллектива, результатах исследований – вещах, все-таки больше понятных специалистам. Но мы-то все же о тех доступных формах вещественной памяти, которые у одних возрождают воспоминания о сделанном, у других - гордость за своих предков.

Вещественные атрибуты истории НИИАРа – здания, реакторы, стенды, установки – остаются каждодневно осязаемыми лишь для работающих на объектах. Но уже сейчас практически никто из них не знает имен проектировщиков и конструкторов, прорабов - строителей и монтажников, названий проектных и строительных организаций и дату ввода в эксплуатацию своего объекта.

Хорошо если в вестибюлях зданий на фотостендах можно отыскать имена пионеров, «принявших роды» и вдохнувших жизнь в установку, получивших первый нейтрон на реакторе, включивших турбогенератор в энергосистему. Ничто не мешает на фасадах зданий поместить памятные доски с названной информацией, доступной для всех. При выводе объекта из эксплуатации такая доска могла бы остаться на своем месте напоминанием о славном прошлом, к примеру, на здании установки «АРБУС», либо помещена в музей, о котором ниже.

Фотостенды-летописи есть почти на каждом объекте, и они вполне доступны их работникам и допущенным на объект посетителям. С этими «домашними» мини-музеями и проблем вроде бы нет: как смогли, так и получилось.

...Если не ошибаюсь, в начале 2009 года в вестибюле здания 100 уже было размещено кое-что, напоминающее музей института. Этот музей реально могут посетить сотрудники этого здания, например, директорат и его посетители – при желании и наличии свободного служебного времени, а также делегации. Огромная часть работников НИИАРа, прежде всего, работающих за пределами промплощадки (одни в суете в каждодневных бытовых заботах, другие – из-за отсутствия пропуска на территорию промплощадки) не дойдут до сокровищ НИИАРа. О жителях города и его гостях, не связанных с посещением промплощадки, и говорить нечего.

Эту-то ли камерность, то ли эксклюзивность очевидно нужно преодолеть.

Понятно, что 14 тысяч человек, как на Авиастаре (в промышленную зону, и опять же – в музей) в День Воздушного флота, в НИИАР в День науки не запустишь. Остается одно: вынести музей градообразующего (в буквальном смысле – образовавшего город) предприятия за пределы промплощадки и разместить в достойном, совершенно доступном месте. Таковым, несомненно, является НКЦ имени Е.П.Славского.

Стационарный полный вариант музея, разумеется, потребует большой специальной площадки для экспозиций. В перспективе (но не на десятилетия!) можно подумать о реконструкции для музейных целей внутреннего дворика НКЦ (открытого со стороны проспекта Димитрова), так и не ставшего культовым местом. Пока же достаточно обойтись мобильным вариантом музея, размещаемого на достаточно больших площадях НКЦ. Хотя бы один раз в году со Дня знаний по День работников атомной промышленности – пригласить горожан познакомиться с НИИАРом. Есть ли у нынешнего руководства института намерение сделать такие шаги? И в какие сроки? Благое намерение может свершиться, например, к 70-летию института...

Грустить есть о чем. Причина – чрезвычайно долгие и трудные все еще не состоявшиеся роды книги об истории НИИАРа. Первоначально они должны были произойти чуть ли не к 40-летию института. Не состоялось. Удобным моментом для появления на свет этой летописи был полувековой юбилей института. В 2006 году опять не свершилось. Будем ждать следующую круглую дату? Только многим ли ветеранам посчастливится увидеть эту книгу?..

Да, книга – вещь не простая. Нужно собрать и обработать обширный материал, нужны профессионалы, верстка, высокохудожественный дизайн, корректура, научно-историческая экспертиза. Все это требует средств и времени. Но не столько же, чтобы растянуть процесс на многие годы!

К тому же, издание книги – не только дорогая, но и щепетильная, деликатная вещь. Здесь нельзя ошибиться ни в чем: ни в оценке значимости фактов, и роли личностей, ни в хронологии и достоверности событий, ни в объеме, отведенном для описания событий и т.д. Ну, и, разумеется, нужно помнить о ложке, которая к обеду дорога. Может ли ученый, авторитет в своей области, ветеран института оптимально решить эту задачу, требующую специфичного подхода и нечасто встречающихся качеств исполнителя? По крайней мере, ложка безбожно опаздывает ко второму обеду. Могущество Минатома видно в издании в 2010 году уникального труда «Атомный век. Хроника и фотографии 65 лет атомной отрасли в России». Ульяновское НПО «Марс» не значится в списке «Форбс» по доходам и по людскому потенциалу, это предприятие – не транспортный гигант, тем не менее, к своему полувековому юбилею в 2011 году там сумели издать великолепную, большую, объемом 400 страниц, красивую книгу «50 лет на службе ВМФ» о трудовой истории объединения.

В развалившемся ДУСе, воздвигшем НИИАР, нашелся человек, который при поддержке администрации осколков некогда могучей организации Средмаша с помощью ветеранов предприятия сумел организовать издание в 2010 году очень неплохой, хотя и скромнее упомянутой выше, книги об истории своего предприятия. Нет организации, ушли из жизни люди, но 1000 экземпляров этой летописи – достойная и долгая им память.

В НИИАРе – средоточии интеллекта и возможностей – годами не могут сотворить то, что делают в разумные сроки дееспособные коллективы и даже одиночки. Классическая ситуация: «Кто виноват? Что делать?».

Есть ли денежные проблемы для реализации проекта «музей – книга»? Она есть всегда. И всегда можно найти их решение. Измышления дилетанта здесь, конечно, неуместны. И так понятно, что при нехватке собственных средств можно обратиться в Росатом, помог бы и регион. Можно найти спонсоров (фу, противное слово, куда лучше родное – благотворителей), бывших работников НИИАРа, для которых он был стартовой площадкой. Наконец, можно ужаться в строке бюджета «зарплата топ-менеджеров», объявить подписку на книгу-летопись института. Проблема не в деньгах, а, как говорят – в умах.

Печально, если в свое время по бездумию не были собраны воспоминания и материалы из личных архивов тех, кто опытными специалистами, прошедшими школу сороковых, и молодыми инженерами-энтузиастами из столичных институтов ставили НИИАР на ноги в конце 50-х и в 60-е годы и впоследствии делами писали его историю. Ничем не восполнить эту ценнейшую информацию, если она утрачена. Сейчас в институт пришло поколение молодых людей, далеко не всегда из династии «атомщиков», людей в большинстве своем считающих институт лишь местом работы. Но в руководстве есть действующие ветераны, выросшие в институте и, надо полагать, небезразличные к его истории. Есть совет ветеранов НИИАРа. Можно найти немногих людей из числа первых, еще вполне полезных для воссоздания прошлого института.

Этот триумвират при заинтересованной поддержке руководства способен стимулировать ресурсы института (и не только) на благое дело, чтобы положить конец неприлично затянувшейся истории с летописью НИИАРа и порадовать ветеранов института не только выпуском юбилейных почтовых конвертов с логотипом НИИАРа.

Виталий НАЗАРКИН, Ульяновск
2016 год

Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте